Всем хорошо известны мельцанские матрешки, создаваемые в промкомбинате по эскизам, разработанным профессиональным художником Е. И. Родионовой и самодеятельным художником В. М. Кафтайкиной. Встает вопрос о создании народных промыслов на основе опыта теньгушевских искусниц вязанья и мордовской народной игрушки в Кочкуровском районе. В связи с этим автор ставит ряд теоретических вопросов, касающихся принципиальных проблемных сторон развития поэтики народных промыслов. Тесно связывая их с предысторией и находя выходы в современность. Ставит, в частности, проблему традиции и новаторство. Что же кас..Всем хорошо известны мельцанские матрешки, создаваемые в промкомбинате по эскизам, разработанным профессиональным художником Е. И. Родионовой и самодеятельным художником В. М. Кафтайкиной. Встает вопрос о создании народных промыслов на основе опыта теньгушевских искусниц вязанья и мордовской народной игрушки в Кочкуровском районе. В связи с этим автор ставит ряд теоретических вопросов, касающихся принципиальных проблемных сторон развития поэтики народных промыслов. Тесно связывая их с предысторией и находя выходы в современность. Ставит, в частности, проблему традиции и новаторство. Что же касается предыстории народных промыслов, то это, по существу, рассказ или исследование собственно народного искусства. Его часто называют наивным. Судя по тому, что памятников этого искусства сохранилось немного, удел наивного искусства довольно трагичен. Оно по сути дела стало передатчиком некоторых принципов пластики. Ведь каждый памятник этого искусства дает яркое представление о силе выразительности и содержательности народного искусства. Таким образом, самым главным стимулом этого исследования оказалось само искусство неведомых резчиков старины и современных умельцев — сама деревянная скульптура. Тем более, что только что обнаруженные деревянные куклы-марионетки, подлинный шедевр наивного искусства, мордовские куклы Анны Морозовой говорят, что традиции не умерли, они продолжают питать пластику современных народных резчиков. Таким образом, нам представляется возможность проследить развитие этого искусства на довольно продолжительном отрезке времени. Не менее значителен и такой аспект проблемы, как связь языческой мифологии с христианской. Эта связь тем более определенно усматривается, если мы сравним мифологию и христианство типологически, если примем последнее за своеобразную метафору именно потому, что речь идет об изобразительном искусстве.